Четверг, 26.04.2018
Самооборона в Украине и СНГ
Меню сайта
Категории каталога
Пресса про легализацию оружия [34]
Главные аргументы [12]
Аргументы "ЗА!" разрешение короткоствольного огнестрельного оружия
Мнения [2]
Эксперты, авторитеты, антиавторитеты и просто умные мысли
Юмор [1]
Юмор про оружие
Советы [4]
Разнообразные пособия
Наш опрос
Как вы относитесь к разрешению на короткоствольное огнестрельное оружие?
Всего ответов: 1872
Начало » Статьи » Статьи об оружии для граждан » Пресса про легализацию оружия

Застрельщики рынка
Посмотрев по телевизору криминальную хронику или прогулявшись ночью в районе новостроек, многие россияне начинают мечтать о покупке пистолета. Страхи обывателя обещают сверхприбыли предприятиям оборонки и владельцам оружейных магазинов. Но пока закон запрещает гражданский оборот боевых стволов, они научились зарабатывать на торговле "ложным ощущением безопасности".

В феврале - марте 2004 года жители московского района Тушино наблюдали сцену, не виданную со времен тотального дефицита начала 1990-х годов. За несколько часов до открытия одного из магазинов на Волоколамском шоссе к его дверям выстраивалась 200-метровая очередь хмурых, не успевших побриться мужчин. Они записывали на запястьях четырехзначные порядковые номера, ругали правительство и продавцов, которые "специально создают ажиотаж", а когда торговая точка открывалась, шли на штурм.

Так начинались продажи травматического пистолета ИЖ-79-9Т под торговой маркой "Макарыч". Копия боевого ПМ, стреляющая резиновой пулей вместо свинца, буквально "взорвала" отечественный рынок гражданского оружия самообороны. Истосковавшиеся по чувству защищенности сограждане расхватывали "Макарычи" и появившиеся вслед за ним "Наганычи", "ПСМычи", "ТТэшичи" и многочисленные резинострельные копии иностранных моделей пистолетов и револьверов, несмотря на взвинченные ажиотажным спросом цены и сомнительные поражающие характеристики этого "почти оружия". Статистику продаж гражданской травматики операторы не раскрывают, но, по неофициальным данным, создатели "феномена Макарыча" - завод "Ижмаш" и столичная сеть оружейных магазинов "Кольчуга" - продали за полтора года более 200 000 пистолетов, заработав на этом почти $40 млн.

Сумеречная зона

Розничная торговля гражданским оружием - бизнес таинственный и закрытый от посторонних любопытных взглядов, несмотря на его полную легальность и далеко не последнюю роль в национальной экономике. В этой "сумеречной зоне" работают 850 предприятий оптово-розничной торговли, которые только за последний год продали населению 500 000 стволов и более 10 млн патронов на сумму порядка $350 млн.

До принятия в 1993 году Закона РФ об оружии рынок развивался стихийно и практически не контролировался государством. На нем действовали две категории игроков: сохранившиеся с советских времен магазины обществ охотников и рыболовов, которые продавали гладкоствольные ружья владельцам охотничьих билетов; и "мешочники", которые свободно ввозили в страну и торговали "с рук" газовым оружием иностранного производства.

Закон должен был обуздать этот хаос, поставить оборот гражданского оружия под контроль МВД, а заодно открыть отечественной "оборонке" дорогу к массовому потребителю. Газовое оружие самообороны теперь подлежало обязательной сертификации. В результате значительная часть импортных моделей была устранена с рынка, а их место на прилавках заняли газовые пистолеты отечественного производства: модификация пистолета Макарова 6П42 и другие.

Торговля гражданским оружием с тех пор осуществлялась строго по лицензии МВД, причем процедура ее оформления оставалась тайной за семью печатями. Считается, что получателями лицензий в большинстве случаев становились высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов, их близкие друзья и родственники. Этим во многом и объясняется "засекреченность" оружейного бизнеса: участие в нем предполагает наличие особых отношений с МВД, которые операторы не спешат афишировать.

Например, существующая по сей день московская сеть оружейных магазинов "Защита" была создана генерал-лейтенантом Петром Богдановым, который до 1991 года возглавлял ГУВД Москвы. Как писали тогда газеты, его отставка произошла в результате межведомственного конфликта Моссовета и МВД, и в качестве "золотого парашюта" Богданов получил одну из первых в стране лицензий на частную торговлю оружием, а также помещение под магазин на Петровке. Сейчас сетью "Защита" руководит его сын Сергей Петрович.

Осторожно, двери закрываются...

В 1996 году по распоряжению столичных властей выдача лицензий на торговлю оружием в Москве была прекращена. Наиболее емкий рынок средств самообороны превратился в замкнутую систему и был четко поделен на сферы влияния. Сегодня около 70 % продаж гражданского оружия в Москве контролируют компании "Кольчуга", "Арсенал" и немецкий Umarex.

Про нынешних хозяев столичного оружейного рынка известны лишь слухи и косвенные сведения. Например, владельцы крупнейшей в столице сети оружейных магазинов "Кольчуга" (их имена и доли собственности компания не раскрывает) изначально, говорят, зарабатывали организацией выставок. "Близость к московским властям позволила им взять под контроль торгово-выставочный комплекс "Гостиный двор", - рассказывает один из экспертов, пожелавший остаться неизвестным. - Там они открыли ресторан и оружейный салон, но торговлю ружьями и пистолетами рассматривали скорее как хобби".

Руководители сети "Арсенал" (крупнейший импортер дорогого охотничьего оружия) вышли из водочного бизнеса. Сегодня обе компании контролируют более 50% импорта гражданского оружия.

В отличие от них "Умарекс-М" - официальный дилер немецкой компании Umarex, которая производит оружие под марками Walther и Reck, - с самого начала рассматривала работу на российском рынке гражданского оружия самообороны как свою профильную нишу. В начале 1990-х годов фирма представила в России широкий ассортимент немецкого газового оружия. "Тогда в Европе газовые пистолеты уже перестали быть популярными из-за их невысокой эффективности, - рассказывает коммерческий директор "Умарекс-М" Анатолий Драпкин. - Но в нашей стране спрос на них был огромный, ведь газовые пистолеты фактически были единственными доступными средствами самообороны".

Полет "Осы"

В конце 1990-х годов на рынке появился новый класс средств самообороны - бесствольное травматическое оружие. Научно-исследовательский институт прикладной химии в Сергиевом Посаде (НИИПХ) выпустил в 1999 году пистолет ПБ-4 под маркой "Оса", который стрелял свинцовой пулей в резиновой оболочке.

"В то время у руководителей НИИ в Госдуме было хорошее лобби. Благодаря этому им удалось изменить нормы существующего законодательства и официально ввести понятие "травматическое оружие самообороны", - рассказывает сотрудник правоохранительных органов, пожелавший сохранить анонимность. Получив подтверждение Минздрава о том, что применение "Осы" не приводит к смерти биоцели, НИИПХ смог сертифицировать пистолет.

Фактически создателям "Осы" удалось прописать законодательные нормы оборота и применения травматического оружия "под себя", чего прежде не удавалось никакой другой компании. Благодаря этому НИИ из Сергиевого Посада стал абсолютным монополистом наиболее массового и прибыльного сегмента оружейного рынка.

ПБ-4 создавался как чрезвычайно эффективное оружие самообороны, дульная энергия выстрела изначально составляла порядка 125 Дж (для сравнения, тот же показатель у боевого пистолета Макарова составляет 300 Дж). Через год после начала продаж, когда у МВД появилась статистика применения "Осы", возникли серьезные сомнения в том, что это нелетальное оружие.

Владельцы ПБ-4 наносили обидчикам проникающие и смертельные ранения, после чего оказывались на скамье подсудимых. 23-летний Дмитрий Назаров из Петропавловска в пьяной драке выстрелил оппоненту в голову из "Осы" и получил 6 лет за преднамеренное убийство. Под угрозой отзыва лицензии НИИПХ пришлось снизить мощность боеприпасов до 85 Дж.

Существующие правила Минздрава разрешают делать "Осу" мощностью 125 Дж. Однако производители стараются обезопасить себя от возможных проблем. Технология производства не позволяет точно контролировать навеску пороха в патронах. Если в "нештатной ситуации" будет применен более мощный боеприпас, производителю сложно оправдаться перед следователями.

Общее снижение мощности делало возможным даже с учетом погрешности технологии укладываться в нормы Минздрава. Это решение примирило НИИПХ с МВД, но на рыночных позициях сергиевопосадского института сказалось негативно: новые модификации "Осы" и сейчас неплохо продаются, но о монополии уже не может идти и речи. Покупатели больше не верили, что ослабленная "Оса" сумеет остановить нападающего, и мечтали об альтернативном средстве самообороны.

Дуэль на "резинострелах"

Эту волну надежд решили "оседлать" "Кольчуга" и Umarex, которые параллельно приступили к разработке новых травматических пистолетов. Некоторые наблюдатели, полагают, что одна из этих компаний, воспользовавшись своими обширными связями в правоохранительных органах, организовала "наезд" на НИИПХ, чтобы расчистить себе выход на перспективный рынок.

"Кольчуга" готовила к выпуску "Макарыч", Umarex заказала в Германии партию "Викингов" - травматических клонов револьвера Reck. По техническим характеристикам и поражающей силе обе модели сильно уступали "Осе" (дульная энергия этого оружия не превышает 40 Дж), зато внешне они очень походили на свои боевые прототипы. Их владельцы могли тешить себя надеждой, что смогут в случае чего урегулировать конфликтную ситуацию без стрельбы, просто обнажив ствол.

Жаркая конкуренция между компаниями разгорелась на этапе сертификации новых средств самообороны, которые не подпадали под классификации закона об оружии. "Кольчуга" успела первой "снять сливки" с рынка - ИЖ-79-9Т был сертифицирован как газовое оружие с возможностью стрельбы травматическими патронами. А выход "Викинга" отсрочился на 7 месяцев: установленный еще лоббистами НИИПХ запрет на продажу импортной травматики вынудил Umarex "доработать" немецкие револьверы на одном из российских оборонных заводов, после чего они прошли сертификацию как бесствольное оружие отечественного производства.

Дмитрий Митин, директор оружейного салона "Барклай", утверждает, что продажи той или иной модели травматического оружия во многом зависят от того, каким образом оно сертифицировано. Оружие приобретается по лицензии, которую выдают органы внутренних дел. Формально существует две серии лицензий: ВБ, дающая право на покупку только газового оружия, и ЛОА, позволяющая приобретать и газовое, и бесствольное. Последнюю ОВД начали выдавать лишь в 2000 году, когда в продажу поступила "Оса". "Люди, которые получили лицензию до 2000 года, имеют право покупать только газовое оружие, - поясняет Дмитрий Митин. - Поэтому "Викинг" оказался недоступен части потенциальных потребителей".

Многие наблюдатели склонны были объяснять появление таких "рыночных" преимуществ "Макарыча" наличием у "Кольчуги" более тесных, чем у Umarex, связей в системе МВД.

"Резинострелы" стали абсолютным хитом продаж оружейных магазинов. "Спрос на пневматику и длинноствольное огнестрельное оружие давно сложился, - говорит Анатолий Драпкин. - Поэтому сверхприбыль производители и продавцы сегодня получают за счет продаж травматики". Крупный оружейный магазин в Москве продает около 60 000 "резинострелов" в год. Их закупочная цена составляет около 6000 руб., а розничная - от 8000 до 10 000 руб.

Около 50% оборота оружейного магазина сейчас делается на травматических патронах: ритейлеры покупают их у заводов по 7 - 8 руб. и продают стрелкам по 25 - 30 руб.

Однако прибыли продавцов несравнимы с заработками производителей. Пылившиеся на военных складах со времен Гражданской револьверы "Наган" после небольшой доработки, которая не позволяет стрелять из них боевыми патронами, стали продаваться под маркой Р-1 "Наганыч". Ввиду большого спроса на историческую аутентичность, в первое время их цена зашкаливала за 20 000 руб. при себестоимости в несколько сотен.

"Все участники рынка очень хорошо заработали на "резинострелах". И хотя сегодня спрос на них начал снижаться, в ближайшие два-три года это направление будет очень и очень прибыльным", - комментирует руководитель одного из московских салонов. Неудивительно, что на рынке постоянно появляются новинки.

"Успех подобных типов оружия объясняется не столько их функциональностью, сколько грамотной маркетинговой стратегией производителей и продавцов", - говорит Рафаил Рудицкий.

Продавцы иллюзий

Очевидно, что рано или поздно спрос на "резинострелы" стабилизируется, но производители и продавцы не торопятся прощаться со сверхприбылями. Кажется, что все ниши гражданских средств самообороны уже заняты, и очередным свежим "вливанием" может стать только легализация короткоствольного боевого оружия. Но операторы рынка вовсе в нем не заинтересованы. В прошлом месяце фракция ЛДПР попыталась привлечь к себе внимание общественности, выступив с законодательной инициативой легализации гражданского боевого оружия. В Думе к очередной PR-акции Жириновского отнеслись без всякого интереса. Поправки ЛДПР даже не были вынесены на обсуждение.

Сами участники оружейного рынка относятся к подобным перспективам настороженно. На прошедшем недавно в Госдуме "круглом столе" о возможности разрешения боевого оружия против подобной инициативы высказывались даже производители. С ними согласны и владельцы оружейных магазинов. "Мы пока не готовы к этому, - говорит Дмитрий Митин. - Достаточно сказать, что нередко люди используют "резинострелы" не в целях самообороны, а при выяснении отношений. Представьте, если вместо "Макарыча" у них в руках окажется боевой пистолет".

Возможно, их беспокойство вызвано не только тем, что россияне после легализации боевого оружия могут перестрелять друг друга. Дело в том, что появление в продаже боевого оружия уничтожит "длинную" перспективу развития рынка, в которую уже вложены немалые средства. Куда интереснее легализовать оружие поэтапно, год за годом повышая пороги мощности в нормативах Минздрава и подзаконных актах МВД. Ведь на рынке гражданского оружия продают не пистолеты и револьверы, а несбыточную мечту о могуществе и безопасности. В погоне за ней владельцам самооборонной лицензии каждый год можно будет продавать новый "Макарыч", чуть помощнее предыдущего.

Лекарства от страха

Согласно действующему законодательству, в России существуют четыре вида гражданского оружия самообороны: огнестрельные гладкоствольные длинноствольные ружья (карабины "Сайга", "Бенелли" и др.), огнестрельное бесствольное оружие ("Оса"), газовое оружие (пистолеты и револьверы, в том числе так называемые "резинострелы"), электрошоковые устройства и искровые разрядники. Длинноствольные гладкоствольные ружья относятся к группе гражданского оружия самообороны скорее формально. Едва ли кто-то будет покупать карабин для того, чтобы защитить свою жизнь от уличных хулиганов. Да и правила приобретения и использования подобных вещей достаточно жесткие: необходимо оформить специальную лицензию на приобретение, оборудовать дома сейф для хранения. К тому же разгуливать по улице с карабином наперевес закон запрещает (переносить его можно только в чехле и в разобранном виде). Поэтому покупают их, в основном, люди, увлекающиеся спортивной стрельбой, охотой или владельцы загородных особняков.

Категория: Пресса про легализацию оружия | Добавил: samooborona (15.05.2007) | Автор: Федор Болдырев
Просмотров: 1109 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 1
1  
Как правильно выбрать травматический пистолет.
Все травматические пистолеты это переделка боевых пистолетов в соответствии с требованиям к гражданскому травматическому оружию.
Поэтому на прилавках оружейных магазинов можно увидеть почти весь ассортимент короткоствольного оружия переделанного под травматические патроны. При виде всего этого разнообразия хочется выбрать самое лучшее. Как раз тот случай, когда срабатывает лозунг: «Советское значит отличное». ПМ, ПСМ, Марголин, Наган не нуждаются в рекламе и дополнительной информации. Так же в один ряд с советским оружием можно поставить украинский пистолет Форт по той причине, что травматический вариант такая же переделка из боевого пистолета. Вывод из такой ситуации один: если оружие изначально было изготовлено, как боевое и прошло во время производства все этапы жесточайшей военной приемки, а спустя годы невостребованости на арсеналах, было переработано для стрельбы только травматическими патронами, к надежности этих пистолетов не может быть и тени сомнения!
Как известно, реклама двигатель торговли, особенно агрессивная реклама. На фоне такой рекламы известных иностранных оружейных фирм, наше надежное оружие выглядит невзрачно. Но не все то золото, что блестит. Горький опыт дикого капитализма нас научил, что иногда скрывается под блестящей упаковкой. И для того, что бы потом не было мучительно больно, как в прямом, так и в переносном смысле, один простой способ, как выяснить, что скрывается за громким иностранным названием.
Достаточно попросить продавца в оружейном магазине приложить магнит к затвору очень разрекламированного пистолета (магнит можно открутить от мебели или взять магнитную липучку для холодильника). И если магнит не прилипает к затвору, как бы продавец не расхваливал пистолет, какие бы рекламные проспекты не показывал, это не оружие!
Еще попросите у продавца снять затвор (тот самый, к которому не липнет магнит) и взвесьте в руке. Приблизительно ощутите удар этого затвора по лицу! Именно этим рано или поздно заканчивается стрельба из пистолета, изготовленного из цинкового сплава! Затвор попросту рвется в месте удара по раме во время перезарядки, в крайне заднем положении, и летит в лицо, в глаз, которым целишься!
Выбор такого рода «оружия» очень широк, да и цена на него по сравнению с ценой на боевые пистолеты, переделанные под травматические, намного ниже. Такая ситуация сложилась по той простой причине, что заграницей, где более или менее свободно продается нарезное оружие, такого рода эрац-оружие никому не надо! Оно пользовалось спросом какое-то время, в основном среди коллекционеров оружия, по причине того, что полностью имитирует боевое оружие, а когда рынок насытился, то вся оснастка необходимая для массового производства такого рода «оружия» хлынула к нам. В нашей стране, ловкие деятели, прикрывшись раскрученным иностранным названием, развернули бурную деятельность по производству травматического «оружия». Заранее зная насколько опасно может быть его использование. Но так как все производство полностью основывается на импортной оснастке, то что-либо менять нет смысла по той причине, что срок востребованности «имитаторов оружия из цинка» небольшой, вот и «куют железо, не отходя от кассы», а вернее льют цинк! Но так как у нас в этой сфере «целина непаханая», народ не очень богатый, то этим и объясняется интерес к такого рода «оружию». Весь этот хлам подается в блестящей упаковке: громкое иностранное название, гарантийный срок 5 лет, бесплатная замена поломанных деталей (читай «меняем рваный затвор»). Это все уловки, предназначенные только для того, что бы всучить цинковый хлам, изготовленный на импортном «секонд хенде»!
Так что если есть разрешение на покупку травматического пистолета, можно и сэкономить. Выбрать в магазине из тех, к которым липнет магнит, самый недорогой это и будет экономия, а покупать пистолет из цинка это не экономия, это глупость сравнимая с русской рулеткой!

Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта
Статистика
Copyright MyCorp © 2006
Используются технологии uCoz